Розенкранц и Гильденстерн живы

Знаете ли вы Тима Рота? Вы не киноман, если не знаете. Даже если вы думаете, что киноман, но не знаете Тима Рота, то… нет.

Не надейтесь.

Где вы могли его видеть? В первом фильме Квентина Тарантино. И во втором фильме Квентина Тарантино. И в альманахе «Четыре комнаты», который Квентин Тарантино снял со своими друзьями вместо третьего фильма.

А ещё вы видели его у Питера Гринуэя. Впрочем, если вы не киноман, то кто такой Питер Гринуэй, точно не знаете. Оно и к лучшему.

Сцена фехтования в «Роб Рое» — лучшая из того, что я видел. Тим Рот прекрасен. Ощущуение, что он всю жизнь на шпагах дрался.

Специалист по распознаванию лжи из сериала «Обмани меня», прототипом которого стал известный психолог Пол Экман, заслуживает отдельной статуэтки на любом фестивале.

Но сногшибательнее всего роль Гильденстерна в фильме Тома Стоппарда. В конце его герои Олдмана и Рота погибают… Простите за спойлер. Фильм 1990 года, странно, что вы его не видели. Кстати «Гамлет» написан в 1601 году, там они тоже не доживают до конца. Ещё раз простите.

В пьесе Стоппарда история Гамлета рассказана с точки зрения двух второстепенных персонажей. Их плохо помнят и часто путают, они ненамного ценнее реквизита — так устроен драматический мир. Стоппарт переворачивает этот мир с ног на голову.

Вот уже Розенкранц и Гильденстерн главные герои. Они школьные друзья Гамлета, едут в Эльсинор по приглашению нового короля. Они вольны в своих решениях, беззлобны, забавны, умны, обаятельны. Это Тим Рот и Гарри Олдмен — они заоблачно обаятельны!

Но злой рок, или коварный кукловод, или невидимый, но всемогущий автор — великая непознанная сила — ведёт события к неизбежному финалу. Гамлет умирает на руках Горацио, а в это время прибывает Фортинбрас с английскими послами.

Послы привезли известие: Розенкранц и Гильденстерн мертвы. Неумолимая судьба героев.

Прекрасны нахлынувшие воспоминания… Только что нашёл интереснейшее интервью Тима Рота. Сильный актёр, замечательный рассказчик. Розенкранц и Гильденстерн не умрут никогда!

P.S. Пьеса Тома Стоппарда есть в переводе Иосифа Бродского.